Скалони: «Я — простой сельский парень. И останусь таким навсегда»

Lionel+Scaloni+in+copertura+difensiva(ЧАСТЬ 1)

9-30. До начала тренировки — полчаса. Защитник «Аталанты» Лео Скалони приезжает на базу одновременно с Папу Гомесом. Приоткрыв окна переднего сиденья, они принялись подкалывать друг друга. Шутливо «подрезав» Гомеса, Скалони находит место на парковке и выходит из салона. До моей встречи с ним остались считаные минуты. Волнительный ком в горле становился тверже.

Я заранее договорился об интервью со Скалони. Он проходил мимо с опущенными глазами, но инстинктивно почувствовав мое присутствие, поднял их и поздоровался. Никакого снобизма — только приятный взгляд и скромная улыбка. Передо мной словно находился друг, которому можно было доверить пару секретов.

Под «разведочную» беседу мы дошли до безлюдного зала, в котором не было ни одного стула. «Приятель, давай принесу!» — произнес с обаятельной улыбкой Скалони. Легенда «Депортиво». Победитель испанской Примеры. Человек, ставивший на колени «Милан» в легендарном матче 11-летней давности.

Я прочитал, что ты обладаешь уникальный акцентом жителя Санта-Фе. Какие вы, сантафейчане?

— «Мы очень отличаемся от городских жителей. В Санта-Фе очень популярны земледелие, рабочие профессии. Люди там более простые и при этом смышленые. Там потрясающая природа и настоящее деревенское спокойствие. В городах многие люди ради своих целей готовы идти по головам; в Санта-Фе вы не найдете ни одного такого человека».

— Ты не живешь в Санта-Фе уже 20 лет. Тяжело без родного дома?

— «Было очень непросто, особенно на первых порах. Но даже за столько времени я не изменился. Я — простой скромный парень, и никакая слава меня не поменяет».

Лео покачивает ногами и совсем этого не замечает. Ему доставляет удовольствие беседовать на тему своих корней. В эти моменты Скалони разве что в грудь себя не бьет. Санта-Фе — предмет его неподдельной гордости.

— Какое прозвище у тебя было в юности?

— «Меня называли «Эль Торо», ведь я обладал невероятной силой. Я был самым сильным человеком в команде, а по ощущениям — во всем городе. Даже самые тяжелые физические упражнения были для меня пустяком. В детстве я каждый день ел мясо, и это сделало меня сильнее. Если не ошибаюсь, Батистута — тоже родом из Санта-Фе».

Прозвище «Эль Торо» всплывает на тренировках?

— «Нет. Я предпочитаю, чтобы меня называли просто Лео».

Что для тебя игра в футбол?

— «Удовольствие. Возможность каждый день играть в любимый вид спорта детства. Я обладаю уникальной возможностью играть в футбол и зарабатывать за это деньги. У нас в «Аталанте» очень талантливая молодежь. Наверное, даже самая талантливая, которую я когда-либо видел. И мне очень хочется, чтобы у них тоже была возможность зарабатывать хорошие деньги любимой игрой. Я стараюсь им подсказывать, делюсь опытом, своими прежними переживаниями и даже поражениями. Без них побед не бывает».

Самое яркое воспоминание о твоем отце.

— «Он работал на полях и целыми сутками вкалывал на тракторе. Я очень хотел тренироваться, но у меня не было обуви. Тогда на день рождения он сделал мне подарок. Папа получал крохи, но подарил мне лучшие бутсы в городе. Это воспоминание будет со мной всю жизнь. Мой отец — лучший на свете».

— Скажет ли про тебя то же самое Иан (сын Скалони)?

— «Уверен, непременно. Я стараюсь дать ему лучшее, воспитываю его приличным человеком и достойным мужчиной. Вместе с тем я даю ему понять: ты ничего не добьешься без ежедневного тяжелого труда. В общем, стараюсь его воспитывать так же, как в свое время это делал мой папа».

Перед тем, как задать следующий вопрос, прошло около 5 секунд. Меня поразило, с какой интонацией Лео произносит слово «папа». С трепетной нежностью и легкой грустью в глазах.

— Меня не меньше потрясла следующая история. Будучи игроком «Лацио», ты должен был войти в игру. Но отказался, посоветовав тренеру выпустить на поле кого-нибудь из дубля.

— «Парня, который вышел тогда на поле по моему совету, звали Антонио Роцци. До конца матча оставалось несколько минут, «Лацио» уверенно выигрывал, а тренером, кстати, был Эдуардо Рейя. Я уже возрастной, мне скоро заканчивать с футболом. А молодежи опыт игры на «Стадио Олимпико» никак не помешает».

Самый памятный матч?

— «Тот самый, с «Миланом». Никто не верил в наш «Депортиво». Никто, кроме нас самих».

Ты сильно отличаешься от ряда молодых игроков. Неужели за 10 лет все так разительно изменилось…

— «Не то слово. Буквально несколько лет назад игроки были другими. Но это нормально. Через 20 лет Базелли тоже будет говорить, как все изменилось по сравнению с 2015-м. Меняется жизнь, а с нею и футбол».

Разговор продолжился. Мы растворились в нем настолько, что Лео опоздал на тренировку. Мы вместе пошли к Эду Рейе, где я принес извинения и призвал ругать исключительно меня. Тренер недовольно поморщился, но простил ветерана. Вторая часть беседы уже скоро. Atalanta-calcio.ru, конечно же, будет начеку.

АВТОР: Родриго Диас

ПЕРЕВОД И АДАПТАЦИЯ: Виталий Ошовский

| Просмотры: 485 |