Монакелло: «До сих пор хорошо владею русским языком»

Нападающий «Аталанты» Гаэтано Монакелло, ставший главным героем матча молодежек Италии и Словении, почувствовал неподдельную уверенность в своих силах. Она проявляется даже в интервью, которое получилось по-настоящему куражным. Монакелло похвастался своими знаниями русского языка, сравнил народы Кавказа с южанами из Италии и даже рассказал о незабываемых приключениях в Донецке. Самое длинное и захватывающее интервью за всю историю Atalanta-calcio.ru — не проходите мимо!

— Гаэтано, наше интервью хотелось бы начать с того злополучного матча с «Сассуоло». Наставник «Аталанты» Эдуардо Рейя сказал, что бить решающий пенальти должен был ты, но к мячу подошел Макси Моралес. Почему так произошло? У тебя взыграл страх?

— «Все просто. Лично у меня не было никакого страха перед пробитием пенальти. Для меня не важно, на какой минуте и в какой ситуации надо исполнять 11-метровый. Если бы хоть кто-нибудь из игроков «Аталанты» попросил меня пробить, я бы взял мяч и наверняка использовал свой шанс. Забить в дебютной игре Серии А на последних минутах — это была мечта…».

— Почему ты сам не проявил инициативу?

— «На поле не было Гомеса, Дениса и Пинильи. Зато остался Моралес, который и заработал тот пенальти. Макси заслужил право исполнить решающий удар. Мне показалось, он очень хотел пробить, и я не имел никакого морального права отнимать мяч у человека, заработавшего пенальти».

— В товарищеских матчах твоя энергия била через край. Это отмечали все, кто видел твою игру.

— «Рейя доверяет мне. А доверие – то, что меня по-настоящему окрыляет. В такие моменты я испытываю желание свернуть горы, лишь бы не подвести. Я нахожусь в прекрасных отношениях с партнерами по команде, тренерским штабом, президентом и руководством».

— Ты сыграл в двух матчах Серии А, но не имел ни одного момента для взятия ворот. Сказывалась нервозность?

— «Так получилось, что в матчах с «Сассуоло» и «Вероной» я больше помогал партнерам по краям атаки».

— Какие качества у себя ты считаешь сильнейшими?

— «Удар с разных дистанций, борьба наверху и игра в штрафной. У меня бывали матчи, когда я забивал первым же касанием или наоборот, за 90 минут не имел ни одного подхода к воротам. Но всякий раз, когда я выхожу на поле, моя команда перестраивается на атлетичный футбол. Продавить соперника – мой конек».

— В Италии фанаты «Аталанты» считаются самыми безбашенными. Какими они показались тебе?

— «Крайне требовательными и в то же время понимающими. Они могут простить тебе неудачный матч, но безволие – никогда. Они тонко чувствуют настроение футболистов. Бергамские фанаты во многом похожи на фанатов «Палермо» и «Катании».

В «Интере» Монакелло конкурировал с Диего Милито

— Ты – плоть от плоти южанин. Родился на Сицилии, в провинции Агридженто – не самой футбольной, надо сказать.

— «Ты прав. Агридженто никогда не считалась плодовитой в футбольном плане землей. За 100 лет своего существования Серия А принимала в свои ряды лишь считанных уроженцев Агридженто. И то, что я сумел пробиться в «Аталанту», делает меня по настоящему гордым: за себя и за родную провинцию. Когда я пробился в «Виртус Ланчано», мне уже тогда каждый день звонили друзья, родственники и периодически напоминали о моем великом свершении. Сейчас они рассказывают обо мне буквально всем друзьям и хоть сколь-нибудь знакомым людям. Для них «Аталанта» — вершина мира».

— Северяне с насмешкой и даже отвращением относятся к соотечественникам с юга. Тебя это как-то коснулось?

— «О вражде севера и юга Италии говорят довольно часто и к сожалению, не всегда безосновательно. Но лично меня в Бергамо не обижают; наоборот, народ здесь очень добрый и как я уже сказал, местные фанаты похожи на сицилийских».

— Тебе только 21 год, но ты уже объездил ряд европейских стран.

— «Я мечтал провести всю карьеру в «Интере», где я занимался все свое детство. Но когда пришла пора бороться за место в основе, мне дали понять, что все мои попытки – бесполезная трата времени. Тот «Интер» делал ставку на иностранцев, а из своих были разве что Сантон и Матерацци. И тогда я решился на переезд на Украину».

— Как тебя туда вообще занесло?

— «Моим агентом стал украинец Дмитрий Селюк. В свое время он пристроил в донецкий «Металлург» Яя Туре. Тогда на Донбассе войной еще и не пахло, поэтому я согласился на переезд. Уже после первых тренировок я понял: холод – хуже любой войны. Я, сицилийский парень, вынужден был тренироваться при температуре -5! В глубине души я всегда надеялся: cейчас на улицу выйдет тренер, окоченеет, вернется и скажет, что тренировка отменена. Но для него, как и для всех местных игроков, такой холод был абсолютно нормален. Я всегда считал себя мужчиной с характером, но долго бороться с холодом я не смог».

— За это время ты успел освоить русский язык?

— «Да, и не забываю его до сих пор. Я хорошо понимаю по-русски и могу поговорить на нем на элементарные темы».

— Потом в твоей жизни появился «Олимпиакос». Из Кипра.

— «После Донецка кипрский воздух был подарком судьбы. На эйфории я забил 7 голов в 13 матчах и стал главным любимчиком тифози. Я научился понимать по-гречески, но с разговором было сложнее».

— Какими языками ты в итоге овладел?

— «Итальянским, английским, испанским и русским».

Мало кто знает, но Монакелло провел полгода в донецком "Металлурге"!

Мало кто знает, но Монакелло провел полгода в донецком «Металлурге»!

— Монакелло просто обязан был провести часть карьеры в «Монако»!

— «На меня вышел владелец клуба Дмитрий Рыболовлев, который тогда строил из «Монако» суперклуб. Я спал в одной комнате с Рикарду Карвальо, в роли «репетитора» выступал Фалькао, а все свободное время я проводил со своим другом Хамесом Родригесом. Невероятное было время! Жаль, оно было недолгим. Я не смог пробиться сквозь тернии и конкуренцию звезд и вынужден был уехать в аренду».

— Как вы оказались в «Серкль Брюгге»?

— «Они – друзья «Монако», а их руководители часто ужинали с Рыболовлевым. За одним из них чиновникам из «Серкль Брюгге» был предложен я: мол, толковый парень у нас пропадает, берите – не пожалеете! В итоге за 16 матчей я забил гол и сделал голевую передачу. Не все у меня там получилось».

— Не пошло у вас и в «Эрголетисе».

— «Два гола в десяти матчах. Тогда «Монако» принял решение окончательно от меня отказаться».

— Прорыв наступил в прошлом сезоне, когда вы за «Виртус Ланчано» наколотили 8 голов.

— «Обо мне снова стали говорить как о подающем большие надежды форварде. Я словно заново научился забивать. Это не было разовой акцией: я снова почувствовал, что мяч после моих ударов может залетать в ворота».

— Какая страна оставила самое сильное впечатление?

— «Мне везде было хорошо. Украина, Бельгия, Греция… Они не похожи друг на друга, у каждой из стран есть свой неповторимый шарм».

— В матче с какой командой ты мечтаешь забить свой первый гол в Серии А?

— «Без разницы, главное, чтобы при своих болельщиках. Это – еще один фактор, почему я не решился пробить пенальти в гостевой встрече с «Сассуоло».

— Есть стадион, на котором ты с детства мечтал сыграть?

— «Таких два: «Стадио Олимпико» и «Сан Паоло». В прошлом сезоне мне довелось сыграть на «Анджело Массимино» против «Катании»: уже тогда я испытал сильные чувства. Не представляю, какие эмоции будут переполнять меня в выездных матчах с «Ромой» и «Наполи».

— Итальянские южане чем-то похожи на кавказских: у вас принято строго уважать старших и вступаться за родственника, прав он или нет. В твоей семье так же?

— «Папа, мама и сестра всегда болеют за меня с особыми эмоциями. В Бергамо со мной приехала моя любимая девушка Федерика, она нашла себе университет, и теперь мы живем, не зная хлопот. Как и кавказцы, мы по-особому чтим культ семьи и стараемся проводить каждую свободную минуту с родными и близкими. Когда освобождается время, могу поужинать с близкими друзьями».

АВТОР: Виталий Ошовский

Источник: bergamopost.it

| Просмотры: 435 |

1 комментарий: Монакелло: «До сих пор хорошо владею русским языком»

  1. Очень интересное и познавательно интервью. Спасибо за перевод :-)

Комментарии запрещены.